Икизукури (Ikizukuri).

ИкизукуриИкизукури (Ikizukuri) – способ приготовления разнообразных блюд из живых ингредиентов, в качестве ингредиентов используются чаще всего морепродукты, реже пресмыкающиеся.
Чаще всего Икизукури (Ikizukuri) можно наблюдать при приготовлении суши. Использование живого при приготовлении суши требует от повара особенного мастерства, которое вырабатывается лишь с годами ежедневной работы с подобными продуктами. Для людей непривычных к подобной еде и представлению все это может показаться дикостью, поскольку сам процесс приготовления происходит не где-то в небольшом помещении за стенкой зала ресторана, подальше от любопытных глаз, а под носом посетителя, чтобы продемонстрировать мастерство шефа и чтобы посетитель насладился зрелищем разрезания, например, живой рыбы на кусочки.

И не просто разрезания-кромсания, а рыба мастерски обработанная, так что она остается живой, открывает рот, шевелит глазами, даже тогда, когда с ее боков срезано все мясо.
Для этого повар специальным ножом делает такие точные надрезы, что органы рыбы остаются нетронутыми, а мясо срезается тончайшими полосками и сервируется либо в виде в виде суши, либо с другими ингредиентами, разложенными на тарелке в живописном порядке.

Подобные суши из сырой, в том числе и живой, рыбы, и не только рыбы, но и разных морепродуктов, называются Сашими ( Sashimi).
И знатоки подобной кухни следят внимательно за каждым движением шефа и за тем, чтобы рыба оставалась живой до конца, т.е. голова ее должна продолжать шевелиться, иначе, если рыба все-таки умирает, с ненавистью и укоризной во взгляде как на посетителя ресторана – причина ее мучений, так и на своего мучителя, то получается, что повар не достиг положенного мастерства.

Подобные операции Икизукури (Ikizukuri) проделывают и с другими морскими организмами: с креветками, с осьминогами и кальмарами, с моллюсками, с угрями…, готовят только по-разному: кого-то живьем жарят, кого-то опускают в кипяток, кого-то разрезают…

Вкус живого продукта особенный, ни с чем не сравнимый, процесс приготовления впечатляет, поскольку все проделывается с виртуозной точностью и к тому же он настолько противоречив с точки зрения современной морали, что, конечно же, вызывает еще большее любопытство, и еще вокруг Икизукури (Ikizukuri) идут бесконечные дебаты: кто-то говорит, что человек отвык от потребления сырых продуктов и они для него вредны, кто-то говорит, что он, человек, и не отвыкал, а как был хищником, так им и остался, спрятался только под костюмом и в автомобиле; представители западной культуры глядят на это вытаращенными от ужаса глазами и отворачиваются, чтоб не стошнило, а представители восточной культуры наблюдают за действиями повара и восхищаются его умением и смеются над представителями западной культуры, которым тошно, но едят, в конечном счете, все: те, кто отворачивался вначале, пробуют осторожно и почти никогда не отказываются от второй порции, те, кто восхищенно следил за процессом, едят с удовольствием.

Рыба, только, мучается безмерно, но кто ее спрашивает? А потом, она всегда молчит…

Поделиться информацией в СоцСетях:

Ведро на обочине. Александр Олсуфьев.



Яндекс.Метрика